Verfügbarkeit

Мыслящие животные

Карл Кралль (перевод: В. Медведев)
200,00 € *
: В корзину

Благодаря особым методам обучения, которые позволяют животным, в особенности, собакам и лошадям, сделаться понятными нашему привычному пониманию, распахнуться ворота в их внутренний мир, мы научимся ставить себя на их место и сможем посмотреть на мир их глазами и осознать его. Вступая на этот путь, мы будем поражаться, насколько многогранной может быть личность животного, как разнообразны для нас могут быть их чувства, мы получим представление о том, какая личность скрывается во вверенных нам животных. Вопрос, который должен быть разрешён: Что нам все это даст? Не без того знаем мы, что некоторые животные, в особенности домашние, которые живут долгое время с людьми, могут развивать вполне тесную связь со своими хозяевами и хозяйками. Сейчас, у кого есть домашнее животное знает, или, как минимум, подозревает это даже без всех научных исследований, хотя здесь, правда, приводятся именно результаты учебных экспериментов, все предположения подтверждаются и достигаются познанием. Кроме этого мы научимся не только тому, что животные, равно как и мы люди, вполне по-настоящему могут думать, а что принципиально, с точки зрения их интеллектуальных способностей, не существует даже границы между животным и человеческим миром. Это познание, в том смысле как мы с ними общаемся, должно для нашего же отношения к животным иметь продолжение. Предполагается, что человек является царем зверей. Когда мы осознаем то, что закон «Ты должен быть их Господином» изначально сводится к закону любви, и только тогда человек превознесется, однако только до тех пор, пока за сознанием следует дело. Считается, что животные (лошади) своей способностью в нашем сознании к самостоятельным проявлениям известны нам уже с древности и времен эпохи барокко. Однако, впервые в наше время в начале 20 века вышедшим на пенсию учителем математики фон Остеном в Берлине была разработана методика: сначала обучить лошадей основам элементарной арифметики и затем, по средствам упрощенного алфавита и при помощи удара копыта получить выстукиваемые высказывания обучаемых лошадей. После того, как фон Остен почти 14 лет прозанимался образовательными опытами над Гансом, в 1904 году выступил он с конем публично и через объявление в газете немецких офицеров сделал следующее предложение: «читатели этой газеты могут бесплатно присутствовать при экспериментах по установлению умственных способностей лошади. Вильгельм фон Остен, Берлин, Гриебёнов штрассе 10». В последующие недели и месяцы задний двор Гриебёнов штрассе посещался многочисленной публикой. Кто-то, чтобы понаблюдать за опытами и представлениями и составить свое собственное мнение. Едва не в каждой отечественной и зарубежной газете писалось об «Умном Гансе». Волны участия поднялись так высоко, что вскоре должна была быть направлена «научная комиссия» на улицу Гриебёнова, которая пришла к заключению, что достижения «Умного Ганса» сводились, якобы, к неосознанно подаваемым знакам экспериментатора. Новые направления зоопсихологии получил,и благодаря комиссии, первоклассные похороны, и полученное изыскание, как это не впервые в истории человечества, стало выкинутым краеугольным камнем. Карл Кралль, который к тому времени участвовал в берлинских опытах фон Остена, не был смущен неудачами в признании и путем покупки двух наиболее одаренных арабских жеребцов Мухаммеда и Царифа и их обучению заложил основу научно подкрепленных результатов в этой области. Вышедшее в 1912 году произведение «Мыслящие животные» об обучаемых им с 1909 года в родном городе Эльберфельде лошадях остается до сегодняшнего дня основополагающим в этой области. Прежде всего, вскоре и многие другие, воодушевленные рассказом об «Умном Гансе», проводили опыт, по обучению подобным образом своих собак. Впереди всех здесь можно назвать семью мангеймского юриста доктора Ф. Мёкеля и их собаку Рольф, который, к тому же в известной степени, выполняя фокусы, сам себя открыл (см. Мёкель «Моя собака Рольф» 21 стр.). У Рольфа, его нежная привязанность к его госпоже Пауле Мёкель, искреннее обращение с четырьмя детьми семьи создали благоприятные предпосылки для тесной связи между собакой и семьей. Рольф, результаты, поставленных на нем опытов и наблюдений, должен стать в последующее время наряду с эльберфельдскими лошадьми краеугольным камнем этого нового направления зоопсихологии. Первыми публикациями в этой области с 1904 года являются, преимущественно, популярные газетные статьи об «Умном Гансе», вызванные первым публичным представлением. Затем, с 1912 года стали появляться первые детальные публикации в газетах и специальных журналах наблюдателей, которые могли присутствовать при обучении эльберфельдских лошадей или которые могли сами испытать на себе высказывания стуко-говорящей собаки Рольф в семье Мёкель в Мангейме. Карл Кралль, после четырех лет работы с Мухаммедом и Царифом, представил монограмму «Мыслящие животные», которая получила оживленный отклик в отечественной и зарубежной прессе (обзор печати в журнале Кралля «Душа животных», стр. …, стр. 307 и далее, стр.408 и далее). На это время приходится основание «Общества зоопсихологии», руководимое профессором Циглером (Штутгарт), которое с 1913 года в своих Известиях рассказывает об интересных разработках. Параллельно с «Известиями общества зоопсихологии» с 1913 по 1914 гг. Карл Кралль выпускает собственный журнал под названием «Душа животного», который вмещал в себя наряду с докладами о наблюдениях за стуко-говорящими животными также статьи в области охраны природы и животных.

Загадка души – один из самых волнующих вопросов человечества. Проводя сравнительные психологические исследования способностей, происхождения и назначения души, человек всегда стремился уяснить, обладают ли душой, подобной нашей, и другие существа. Все споры по поводу предполагаемых различий между душой человека и животных сводились всегда к одному вопросу: «Может ли животное мыслить?»

Чтобы дать на него окончательный ответ, необходимо прежде всего найти способ для установления достаточного взаимопонимания между человеком и животным. Еще Монтень сказал по этому поводу следующее: «Причина, мешающая взаимному общению человека и животного, может лежать как в нем, так и в нас». Каким путем мы, люди, можем устранить эту причину, впервые показал Вильгельм фон Остен, и результаты моих многолетних занятий с лошадьми подтверждают его открытие.

Я прекрасно сознаю, что книга моя вызовет много возражений, но я надеюсь, что эти возражения скоро исчезнут, когда другие исследователи пойдут по пути, указанному мною в настоящей книге.

Карл Кралль